Самое слабое звено: почему молодые дизайнеры массово увольняются из брендов

Ничего личного. Почти
Людовик де Сен-Сернен в финале показа Ann Demeulemeester осень-зима 2023/24
GETTY IMAGES
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Кадровые перестановки в больших и малых брендах все больше напоминают уже даже не «музыкальные стулья», а игру в морской бой. Или даже шоу «Слабое звено». Одно неосторожное движение — и вчерашний любимец публики и инвесторов с грохотом падает с наспех поставленного пьедестала и спешно забирает вещи из офиса. За последние пару месяцев такая судьба постигла дуэт Бенжамина Хузби и Серхата Ишика (Trussardi), Шарля де Вильморена (Rochas), Руиджи Вильясеньора (Bally) и Людовика де Сен-Сернена (Ann Demeulemeester). Причем с каждой последующей отставкой сроки работы сокращаются. Последний в этом списке и вовсе успел выпустить всего одну (довольно, кстати, удачную) коллекцию — и даже не получил возможности взглянуть на нее в продаже. Такими темпами скоро мы увидим увольнения дизайнеров, которые вообще толком не успели приступить к работе. Ехидные модные критики и фэшн-энтузиасты уже коварно потирают руки, ожидая, что следующим «под нож» пойдет самоуверенный и громкий Харрис Рид, наделавший много шума (в его случае это отнюдь не комплимент) своим спорным дебютом в Nina Ricci. Тенденция налицо: почти все последние громкие назначения молодых многообещающих дизайнеров завершились скоропостижными увольнениями. И почему же, спрашивается, так происходит?

Кадровые перестановки в брендах все больше напоминают шоу «Слабое звено». Одно неосторожное движение — и вчерашний любимец публики с грохотом падает с пьедестала

Масштабы этого великого исхода так поражают воображение, что тут бы впору разродиться какой-нибудь теорией заговора. Или, на худой конец, списать все на происки не столь молодых и ярких управленцев, внезапно позавидовавших юношескому задору и таланту нового выводка фэшн-вундеркиндов. Вечный нарратив противостояния Моцарта и Сальери (или, если хотите, стрекозы и муравья) здесь буквально сам напрашивается. Но, как это часто бывает в жизни, все гораздо прозаичнее. Конечно, личные конфликты могут иметь место (и их мы тоже обсудим). Но надо понимать, что решающую роль обычно играют все-таки практические соображения. И они, увы, свидетельствуют не в пользу молодых да ранних.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Бенжамина Хузби и Серхата Ишика в финале показа Trussardi весна-лето 2023 в Милане
Бенжамина Хузби и Серхата Ишика в финале показа Trussardi весна-лето 2023 в Милане
GETTY IMAGES

Дорогостоящий ребрендинг Trussardi, по информации Business of Fashion, обернулся долгами на сумму порядка $50 млн и спешными попытками избежать практически неминуемого банкротства. Остальные компании о своих финансовых показателях не отчитываются, но нетрудно догадаться, что они тоже довольно удручающие. Последняя коллекция Шарля де Вильморена для Rochas, например, была презентована в формате скромного лукбука из 21 образа. Для сравнения, на дебютном показе было 30 выходов. Итого: минус девять луков и студийная съемка вместо дорогостоящего шоу. Ни о чем, кроме стремления сократить издержки, такие шаги обычно не говорят. Да и очевидцы сообщают, что бóльшая часть вещей бренда в последние сезоны благополучно доживала до финальных распродаж, что тоже не делает дизайнеру чести. Особенно если его уже успели сравнить с самим Ивом Сен-Лораном. Теперь уже очевидно, что поторопились. Вдруг оказалось, что для масштабирования первоначального успеха, да еще и в рамках другого бренда, нужны опыт, экспертиза и стрессоустойчивость. А их у тепличных цветков, не привыкших к давлению и высоким индустриальным скоростям, обычно не обнаруживается. В общем, ничего личного — только бизнес. Почти.

Для масштабирования успеха нужны опыт, экспертиза и стрессоустойчивость. А их у тепличных цветков, не привыкших к давлению и высоким индустриальным скоростям, обычно не обнаруживается

На некий конфликт все же намекают обстоятельства увольнения Людовика де Сен-Сернена из Ann Demeulemeester. Во-первых, сам факт отставки спустя всего полгода после назначения уже намекает на импульсивно принятое решение. Во-вторых, в индустрии активно шепчутся о деспотичном характере нынешнего владельца бренда, Клаудио Антониоли. Дескать, не терпит споров и не считается ни с каким другим мнением, кроме своего собственного. Ну и последовавшее за этим назначение на пост креативного директора никому неизвестного 27-летнего Стефано Галличи, всего 4 года назад начавшего дизайнерскую карьеру, как будто лишь подтверждает мой ход мыслей. И если все действительно так, то напрашивается еще один вывод: молодые дизайнеры-инфлюенсеры не так уж и дорожат работой на большие бренды, а потому и не боятся уходить, громко хлопнув дверью. И уж точно не будут, подобно Джону Гальяно и Марку Джейкобсу, изо всех сил держаться за свои позиции, зарабатывая себе нервные срывы и новые зависимости. Для тех работа на конгломераты была едва ли не единственным социальным лифтом и способом привлечь инвестиции в свои собственные бренды, билетом в жизни, гарантией успешной карьеры.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Шарль де Вильморен в финале показа Rochas весна-лето 2023
Шарль де Вильморен в финале показа Rochas весна-лето 2023
GETTY IMAGES

У сегодняшних же дизайнеров есть другой инструмент — соцсети. Они уже не ждут золотого билета от серьезных людей в костюмах, а наращивают свой собственный социальный капитал, который и становится их главным активом. И тут уже возникает вопрос, кто кому нужнее. Похоже, ответ на него лучше всех знает Симон Порт Жакмюс. Если верить источникам французского издания Glitz, в его двери уже не раз стучались гонцы от LVMH, предлагая то инвестиции в его бренд, то завидную должность в какой-нибудь из своих марок. И каждый раз уходили с отказом. Потому что Симон хорошо понимает цену свободы — и явно не хочет оказаться в положении русалочки, обменявшей голос на ноги. Помните, как Джон Гальяно при увольнении из Dior лишился еще и именной марки? Жакмюс поставить себе такой мат не позволит. Он, может, и не самый опытный гроссмейстер, но быстро учится. И, в отличие от многих коллег по цеху, исключительно на чужих ошибках. Так что имеет все шансы вырастить из Jacquemus настоящий большой Дом, как он уже пообещал Анне Винтур. И что-то мне подсказывает, что новое поколение дизайнеров все чаще будет следовать его примеру. «Личный бренд», который еще недавно воспринимался многими как ругательство, окончательно превратился из карьерного преимущества в жизненную необходимость. И единственную гарантию того, что с вами будут считаться. И даже скромным дизайнерам-интровертам, по всей видимости, в ближайшее придется перекраивать самих себя, чтобы не пасть безымянными жертвами игр больших корпораций.

Молодые дизайнеры-инфлюенсеры не так уж и дорожат работой на большие бренды, а потому и не боятся уходить, громко хлопнув дверью