«Будущее уже наступает»: автор самых известных небоскрёбов России — о том, в каких городах мы скоро будем жить

Кто создает облик современной Москвы
АРХИВЫ ПРЕСС-СЛУЖБ

Каким вы представляете себе город будущего? Остались ли в нем парки? Появились ли воздушные такси, как в фантастических фильмах? Профессия современного архитектора — создавать здания, которые смогут отвечать быстро меняющимся трендам и запросам горожан и быть при этом эстетически безупречными. Одним из таких проектов обещает стать 4-й квартал жилого комплекса «Событие» от компании «Донстрой» — первый в Москве жилой небоскреб с небесными мостами, соединяющими три 51-этажные башни. О том, почему это образец «дома будущего» и почему минимализм может быть масштабным, мы узнали у автора проекта Филиппа Никандрова, главного архитектора проектной компании ГОРПРОЕКТ.

Филипп Никандров

The Symbol: Ваши самые известные проекты — «Лахта-центр» и башня «Эволюция» в Сити. Чем вас привлекает высотное строительство?

Филипп Никандров: Как творческая задача мне интересен любой объект любого масштаба, даже автобусная остановка. Дизайн не имеет границ масштабов и не делится на «престижный» и «непрестижный». Многие известные архитекторы занимались дизайном мебели, посуды, часов, даже такие классики как Корбюзье, Мис ван дер Роэ, Аалто, Росси. Но размер все-таки имеет значение! Высотные здания — это не только миллиардные бюджеты. Это большая ответственность. Тебе доверен огромный процесс, в котором заняты тысячи человек — несколько армий! Это, безусловно, вдохновляет и окрыляет. Строя в высоту, вы создаете архитектурную доминанту, которую видно с любой точки города. Ваше здание даже может стать визитной карточкой города и страны. Эйфелева башня, построенная для всемирной выставки как временное сооружение, стала символом Парижа и Франции. А какой символ Москвы? Вспомним Олимпиаду-80. На ее логотипе — собирательный образ сталинских высоток, на тот момент главных высотных доминант столицы. Любое здание можно сделать талантливо, а можно бездарно, высотные здания не исключение, и тут ответственность зодчего. Но также многое зависит и от уровня коммуникации и доверительных отношений между заказчиком и архитектором. Ну и навряд ли Вы сможете построить знаковое высотное здание с маленьким бюджетом. Поднять на такую высоту сотни тонн металла, бетона и стекла безусловно стоит дороже на 1 м2, чем рядовое строительство средней этажности.

Что может пойти не так?

Архитектор — как универсальный врач-терапевт: он насквозь понимает и программирует всю «анатомию» здания, не специализируясь на конкретных системах или элементах, разрабатываемых инженерами и конструкторами. Единая идея должна пронизывать объект – от фасадов до дизайна интерьеров и ландшафта. Поэтому для заказчика системно неправильно заказывать архитектуру, ландшафт и интерьеры разным архитекторам и дизайнерам – это в итоге либо ослабит силу идеи, либо вообще девальвирует изначальный  художественный замысел.

Дизайн не имеет границы масштабов

АРХИВЫ ПРЕСС-СЛУЖБ

Продолжая тему небоскребов. Для Москвы это пока не самый привычный формат для жилья. Как вы старались вписать в эклектичный стиль города футуризм «События-4»?

То, что Москва эклектична, развязывает руки архитекторам. Эклектика, увы, составляет суть нынешней эпохи: нет превалирующего стиля ни в моде, ни в дизайне, ни в архитектуре. Есть, впрочем, определенные тренды. Жилой комплекс «Событие» создан в тренде на минимализм, суть которого сформулировал еще Мис ван дер Роэ: «Less is more» (Больше — значит меньше»). Минимализм — это композиционно очень простые «жесты», которые покоряют своим изяществом, или, наоборот, брутальностью. Главное тут — немногословность. Решение «завернуть» три 51-этажные башни жилого комплекса в белоснежные закругленные рамы — метафора нашего времени и прямые отсылки к тем самым рамкам гаджетов, которые сегодня «обрамляют» нашу жизнь. Мы давно смотрим на мир через закругленные рамки, глядя в экраны наших смартфонов, планшетов и ноутбуков.  Но в жилом комплексе «Событии» мы буквально «вытащили» людей из рамок их айфонов, поместив в гигантские рамы их новое жилье, через панорамные окна которого они видят городской скайлайн, словно через экран огромного гаджета.

Почему людям хочется жить на высоте?

До конца 19 века в европейских городах на нижних этажах жили состоятельные люди, знать и чиновники высокого ранга, а на верхних этажах и в мансардах – беднота и студенты.  XX век подарил нам вертикальный транспорт и полностью перевернул социальную стратификацию жилья. Сегодня чем выше, тем дороже и круче – лучше виды, больше света, меньше шум города и чище воздух. В 4-м квартале жилого комплекса «Событие» мы создали панорамное остекление «в пол», светопрозрачные французские балконы, обеспечив замечательные виды на городские панорамы. Но при этом у нас в комплексе гарантированная социальная однородность и все преимущества и «фишки» настоящего бизнес-класса — презентабельные зоны ресепшн и лифтовые холлы, скоростные лифты, подземный паркинг и пр.

В чем заключается сложность проекта?

Далеко не все люди чувствуют себя психологически комфортно во дворах высотных комплексов у подножья небоскребов и у всех на виду. Недостаток приватных зон на территории участка мы с лихвой компенсировали архитектурным решением со sky-мостами и sky-парками на кровлях. Идея sky-мостов пришла в нашу жизнь из фантастических фильмов XX века и рисунков визионеров-футуристов. Первыми стали успешно воплощать ее в жизнь в Сингапуре, где есть благоприятный климат, но мало земли. Всем известный пример — отель Marina Bay Sands с садом и бассейном на кровле единого «парящего» sky-парка. Впервые мне довелось там побывать в роли приглашенного председателя Азиатского Саммита по небоскребостроению (Asian Skyscrapers Summit-2017), идея sky-мостов меня очевидно заразила. У Москвы замечательный скайлайн, которым приятно любоваться, но качественных и оборудованных смотровых площадок практически нет. Воробьевы горы — не та высота, чтобы увидеть все.

АРХИВЫ ПРЕСС-СЛУЖБ

Как будут устроены sky-мосты и sky-парк в 4-м квартале жилого комплекса «Событие»?

Беспрецедентные виды, панорамы города через остекление по периметру, 300-метровая закольцованная беговая дорожка, озеленение и детские площадки на крышах. Все это на высоте 172 метров. Можно наслаждаться закатами и рассветами, заниматься спортом, работать в коворкинг-зонах и отдыхать в лаунж-зонах.  

А что насчет безопасности? Как эксплуатировать зимой?

Цельностеклянное ограждение по периметру мостов в жилом комплексе «Событие» достаточно высокое – не перелезешь, оно защищает от порывов ветра, обеспечивая комфортную среду. Для фасадных и отделочных материалов низкие температуры — не проблема. Вопрос уборки снега на скаймостах решается при помощи  встроенного кабельного отопления в толще покрытия.

Небоскребы в городе VS загородные дома. Как считаете, за чем будущее? 

В существующих мегаполисах ощущается явный недостаток территорий, чтобы кроме самих зданий разместить в уровне земли адекватную улично-дорожную сеть (зачастую унаследованную из прошлого или позапрошлого столетия), автостоянки, пешеходные зоны с ритейлом и рекреационные зоны для прогулок и отдыха. Приходится жертвовать озеленением, загонять что-то под землю: метрополитен, развязки, парковки, объекты инженерной инфраструктуры — но и этому есть предел из-за коллизий с фундаментами зданий, особенностей грунтов и множества юридических сложностей, связанных с границами кадастров и правами собственников участков. Поскольку асфальт захватывает все больше и больше городского пространства, то единственное, куда еще может расти город, — это третье измерение, вверх по вертикали. Ось Z пока не освоена. В Сингапуре и Гонконге местами реализована идея подъема пешеходной зоны над дорогами. В центре Чикаго дороги и парковки убраны под землю. В уже сложившихся мегаполисах  реализовать подобную «многослойность» очень сложно, но мы можем совершенно бесконфликтно создавать рекреационную инфраструктуру на высоте: sky-мосты и sky-парки. На крышах зданий можно строить безопасные пространства, компенсирующие отсутствие дворовых территорий. Сделать стеклянный парапет для защиты от ветра, поставить детскую площадку и организовать зону отдыха, как в жилом комплексе «Событие». Сами здания могут переплетаться между собой мостами, подобно кристаллической решетке, и даже поддерживать друг друга конструктивно. В случае пожара по sky-мостам можно будет безопасно перейти в соседнее здание. Давайте заглянем в не столь отдаленное будущее — достаточно скоро общедоступной моделью  быстрого передвижения по городу станет воздушный  транспорт: коптеры и дроны с автопилотами, их уже давно тестируют в разных странах. Где приземляться воздушному такси, если не на крыше? Архитектура зданий будет пересматриваться и адаптироваться, и кровля станет таким же входным элементом, как и первый этаж здания. Когда люди начнут прилетать к себе домой, то им кроме самих посадочных площадок на крышах нужна будет сопутствующая инфраструктура: вестибюли, лифты. В жилом комплексе «Событие» в Раменках мы все это реализовали. Этот высотный комплекс вступит в высокотехнологичную эру умных городов XXI века во всеоружии.

АРХИВЫ ПРЕСС-СЛУЖБ

А когда наступит это будущее?

Оно уже наступает, но есть множество препятствий, которые нужно преодолеть. Уже запатентованы и вовсю тестируются инновационные лифты для небоскребов без тросов — на основе принципов магнитной левитации кабины смогут перемещаться не только вертикально, но и горизонтально между зданий на любом уровне. В городе будущего sky-мосты нужны не только для создания средовых зон и для воздушного транспорта, они помогут зданиям быть более безопасными. Любой небоскреб раскачивается от ветра, огромные средства тратятся на стабилизацию его конструктива. Если же сооружения соединены между собой мостами, то конструкции становятся более устойчивыми. Строительство будет дешевле. Представьте греческий танец сиртаки: соединенные руками в хороводе, люди образуют более устойчивые «конструкции». Вспомните акробатические пирамиды и Castell — многоярусные каталонские живые башни из людей...

Зачастую многие архитектурные новшества вызывают у горожан непонимание. Как вы думаете, какой хотят видеть столицу москвичи? Должны ли горожане активно участвовать в градостроительстве?

Наша современная архитектурная среда в большой мере есть квинтэссенция состояния умов в городе. И она настолько современна, насколько современны и образованы люди во власти и в финансовых структурах, наши заказчики, и даже конечные покупатели квартир, если речь идет о жилой архитектуре.

Архитектору делегировано право формировать среду

Урбанисты и архитекторы — профессионалы и знают гораздо больше обо всех аспектах и сложностях в градостроительстве и архитектуре. Им делегировано право формировать городскую среду, они должны быть визионерами и смотреть в будущее. Проекты, как жилой комплекс «Событие» от компании «Донстрой», создаются, свою очередь, для таких же смелых новаторов. Мы заимствовали практику общественных слушаний у западных демократий. Градостроительство там — открытый процесс, в котором участвует множество игроков и интересантов, и часто жертвой противоречий между ними оказываются архитектурные проекты. А небоскребы — настолько заметные явления, что очень часто становятся мишенями для политиков. На самом деле, высотные здания — всего лишь типология зданий, реализующая программы высокой плотности застройки на маленьком пятне. И, как типология, она не может быть плохой или хорошей, идея высотности — это «оптовое» решение градостроительных задач урбанизации, выигрывающее соревнование против «розничного» решения малоэтажной субурбии. Так (многоэтажно) дешевле обеспечивать население транспортной и инженерной инфраструктурой, так экоустойчивее (экономия территорий и земли как главного ресурса) и так удобнее для мегаполисов и их жителей. К 2050 году 70% населения всей Земли переедет в город. Урбанизация неизбежна, и никакой ковид не сможет ее остановить.

Загрузка статьи...