РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Этери Тутберидзе: «Самые любимые родители наших учеников те, с которыми я не знакома»

Как воспитать олимпийского чемпиона и не дать ему сломаться под весом золотых медалей, вместе с мамами звездных фигуристок разбирается Денис Мережковский
Тэги:
GETTY IMAGES
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Самые любимые родители наших учеников те, с которыми я не знакома», – шутит тренер Этери Тутберидзе, бесперебойно выпускающая на лед чемпионок последние восемь лет. Будущие рекордсменки, регулярно попадающие то в Книгу рекордов Гиннесса, то на обложку Time, обычно появляются на пороге катка «Хрустальный» в Коньково в возрасте четырех или пяти лет, крепко держа за руку маму или – гораздо реже – папу. Родители, желая придумать ребенку правильную нагрузку или просто насмотревшись телевизионных шоу, далеко не всегда понимают, что с этого момента и сами попадают в тренировочный цикл. Только оттачивать придется не выезд с четверного лутца, а выдержку, терпение и психологическую устойчивость. «Мы с тренером заняты одним делом, – рассказывает мама двукратной чемпионки мира Евгении Медведевой Жанна. – И прежде всего от вас потребуется абсолютное доверие к новому наставнику. Все- таки вы отдаете дочь человеку, с которым теперь она будет встречаться чаще, чем с вами». И даже несмотря на то что у самой Жанны фигурнокатательное прошлое, она признается, что выдерживала не всегда – особенно в моменты травм Жени. Но на все предложения перевестись в обычную школу будущая серебряная медалистка Пхенчхана стабильно отвечала отказом. Мама выдыхала, и наутро они снова вместе ехали на каток. Только в такую тактику верит и сама Тутберидзе: еекоманда кует кадры на льду, семья – дома. И если в первом случае приходится повышать голос, настаивать и заставлять, то во втором нужно поддерживать и не мешать. Да, бывают и перевернутые ситуации – одну из таких режиссер Крейг Гиллеспи максимально реалистично показал в оскаровской драме «Тоня против всех», посвященной карьере звезды 90-х Тони Хардинг. Медальные мечты ее матери Лавоны Фэй Голден граничили с навязчивой идеей, а родительские наставления – с абьюзом. И последствия этой нездоровой фиксации в итоге стали очевидны всем.

Мама новоиспеченной олимпийской чемпионки никогда не смотрит старты дочери.

Евгения Медведева с мамой Жанной
Евгения Медведева с мамой Жанной
@jmedvedevaj
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

А вот мама новоиспеченной олимпийской чемпионки Анны Щербаковой никогда даже не смотрит старты дочери. Слишком сложно не сойти с ума, когда твоя 17-летняя девочка идет в прямом эфире на очередное преодоление и рекорд, конкурировать с которым могут всего две или три фигуристки на планете. «За всем наблюдает папа и пишет мне сообщения о том, что там происходит, – улыбается Юлия Щербакова. – Уговаривать Анну нам никогда не приходилось, наоборот, это она переубеждала нас, когда желание отправлять ее на соревнования пропадало». Последний раз такое случилось в 2020-м, когда спортсменка, плохо перенесшая коронавирус, вышла кататься на чемпионате России с температурой 39 градусов, а после короткой программы задыхалась так, что плакали даже телеоператоры. В итоге она выиграла и этот старт, не позволив ни родителям, ни тренерскому штабу убедить ее сняться. «По правде, в эти моменты я своей дочкой горжусь еще больше, – говорит Станислав Щербаков. – В первую очередь ее самостоятельностью». И хотя каждый день на тренировки приходилось выезжать в половину пятого утра, в семье спорт всегда воспринимали как полезное хобби, а не дорогу к гарантированной известности и высоким достижениям. «Конечно, весь этот путь, по которому мы идем уже почти 15 лет, был сложным. Поэтому сказать, что после Олимпиады у нас вдруг наступила эйфория, я не могу, – рассуждает Юлия. – Золотая медаль никогда не была моей заветной мечтой. Хотя, естественно, я страшно радовалась, когда Аня отобралась на Игры: такие воспоминания остаются на всю жизнь. А осознание победы придет со временем. Самое важное – этого хотела дочка, нам же оставалось только следовать за ее желанием».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
LEGION-MEDIA
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Показательной стала и история с коньками Ани, которые сломались в Пекине на тренировке за четыре дня до короткой программы. Разумеется, в ее розовом чемодане нашлись страховочные. Но разнашивать свежую пару для фигуриста означает не только испытывать постоянную боль, но и восстанавливать все прыжки, дорожки и вращения, заново «вкатывая» их в новые лезвия. Сама спортсменка на алармизм в российском штабе особо не реагировала, а просто ходила на тренировки и терпела. Ее мама, конечно же, понимала весь драматизм ситуации, но панике не поддавалась, тем более во время разговоров с будущей чемпионкой. «Да, к огромному сожалению, это случилось на Олимпиаде. Мы волновались, но потом подумали, что у Ани это происходит довольно часто – шестой раз за сезон», – очень спокойно объясняет Юлия и сегодня. К соблюдению подобного эмоционального баланса стремится каждый тренер, убеждая родителей не превращаться в добрых полицейских, позволяющих дома забывать о дисциплине. Так, принимая к себе в группу Алину Загитову, та же Тутберидзе поставила железное условие: в Москве с девочкой остается бабушка, а любящая мама уезжает домой, в Ижевск, до первой олимпийской медали. И уже в 2018-м Загитова действительно сделала на льду то, чего на тот момент не могла повторить ни одна фигуристка мира. Через пару месяцев семья, как и было задумано, воссоединилась, а сезон спустя Алина, получившая все возможные титулы и награды, решила любительскому спорту предпочесть профессиональный. В «Хрустальном» идею восприняли с пониманием, тем более что нальду уже раскатывались несколько совсемюных претенденток на все пьедесталы мира. Их мамы, как и положено, были рядом – готовились на трибунах.

Принимая к себе в группу Алину Загитову, Тутберидзе поставила железное условие: в Москве с Алиной остается бабушка, а любящая мама уезжает домой.

Алина Загитова и Этери Тутберидзе
@azagitova
Загрузка статьи...