РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Москвички стали чаще покупать макси, чем мини. Подтверждает ли это теорию «индекса подола»?

Тренды — зеркало социальных перемен. А что с финансовыми?
GETTY IMAGES
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Мир переживает одно потрясение за другим, и неудивительно, что мы стремимся найти где бы то ни было намеки на скорое разрешение проблем. Так в похожей атмосфере почти век назад родилась любопытная экономическая теория, предлагающая, что подъем и спад финансового рынка можно прогнозировать наблюдением за модными тенденциями. 

Теорию Hemline index, или «индекс длины юбки», приписывают экономисту Джорджу Тейлору. В середине 1920-х, в период экономического процветания западного мира, оправившегося после Первой мировой, Тейлор предположил, что длина подола женской юбки может служить индикатором состояния экономики. Чем выше подол — тем благополучнее дела обстоят на бирже, и наоборот. 

Дизайнер Кристиан Диор показывает новую линию подола на высоте 15,5 дюймов от земли
GETTY IMAGES
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В течение XX века эта, казалось бы, совсем не научная теория, регулярно подтверждалась. В 1929 грянула Великая депрессия, и женщины вновь — практически до начала 60-х — перестали оголять ноги и вернулись к более скромным фасонам. Вспомним также революционный диоровский new look: дизайнер стремился вернуть женщинам изящный, хрупкий силуэт, но при этом длина миди оставалась для его образов константой. Затем молодое поколение дизайнеров и раскрепощенных девушек подарили нам мини-юбки, и пик их первой волны популярности пришелся незадолго до нефтяного кризиса 1973 года.

И все же многое в теории Hemline index не сходится. Во-первых, в действительности Джордж Тейлор не описал корреляцию модных трендов и финансового рынка — такой вывод сделали читатели его докторской диссертации «Послевоенные изменения в индустрии модных чулочно-носочных изделий» (Significant Post-War Changes in the Full-Fashioned Hosiery Industry, 1929). А вывод был следующий: чем короче становятся юбки — тем выше потребность женщин в чулках, а это означает подъем для одной конкретной сферы легкой промышленности. В финансово трудные периоды, наоборот, женщинам выгоднее носить закрытую одежду и на чулки не тратиться. Теорию Тейлора, «подтвержденную» многолетними наблюдениями, подхватила и растиражировала пресса: «Если этой осенью вы увидите мужчину костюме-тройке, высматривающего из окон офиса оголенные женские ножки, не спешите делать выводы — вероятно, он заинтересован лишь в финансовом будущем», — так в 1978 году писала техасская газета Fort Worth Star-Telegram. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
GETTY IMAGES
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Во-вторых, уже в XXI веке исследователи Марджолейн ван Баардвейк и Филип Ханс Франсес доказали, что зависимость экономического роста от длины подола — обратная. Они изучили тренды с 1921 по 2009 год и выяснили, что экономический цикл опережает тренды примерно на 3 года. Мода может быть зеркалом социальных перемен, но предсказать начало и конец финансового кризиса неспособна.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Что касается актуальных для нас событий, то благополучные предковидные годы вполне могли найти отражение в ностальгии дизайнеров по нулевым и в том самом луке Miu Miu. А вот в России, переживающей не самые простые экономические времена, нашелся свежий кейс, по-своему подтверждающий красивую псевдонаучную теорию. В июне аналитики Ozon изучили модные покупки москвичек и пришли к выводу, что спрос на мини, несмотря на актуальные тренды, растет гораздо медленнее, чем на макси. Продажи коротких платьев выросли в 2 раза, а длинных — аж в 3,5. На втором месте по популярности миди: его девушки стали класть в «корзину» в 3 раза чаще. Совпадение? Посмотрим, что будет зимой с ценами на чулки и колготки. 

Загрузка статьи...