РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Томмазо Аквилано и Роберто Римонди: «Мы варвары в моде»

Итальянские дизайнеры о новой коллекции Fay, о влиянии байеров и о том, как заниматься двумя брендами одновременно.
Томмазо Аквилано и Роберто Римонди: «Мы варвары в моде»

Если Москва встретила Томмазо Аквилано и Роберто Римонди дождем и пронизывающем ветром, то в ЦУМе их визит носил совсем безоблачный характер – там дизайнеров ждали с нетерпением. 27 апреля состоялась презентация весенне-летней коллекции американского бренда Fay, креативными директорами которого являются итальянцы. Томмазо и Роберто работают вместе без малого 18 лет: помимо американского лейбла в их послужном списке – Max Mara, Gianfranco Ferré, Malo и собственный успешный бренд женской одежды Aquilano.Rimondi, который также представлен в универмаге.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Пока в корнере NATA4TSUM шли последние приготовления к приему гостей, мы, удобно расположившись на диванах, побеседовали с харизматичным дизайнерским дуэтом.

В 2005 году вы выиграли престижный конкурс молодых дизайнеров «Who is Next?». Вас называли надеждой итальянской моды. Чего вы достигли за эти 10 лет?

Томмазо: Мы открыли новое поколение в итальянской моде, которая теперь не ограничивается только Max Mara, Gianfranco Ferré и другими традиционными брендами: мы запустили свежую струю молодых марок.

Сейчас вы являетесь креативными директорами сразу двух брендов. Американская марка Fay – лаконичные, удобные повседневные вещи, а  ваш собственный бренд Aquilano.Rimondi – высокий итальянский стиль, женственные силуэты, сложные фактуры. Как вам удается переключаться между такими разными по своей сути коллекциями?

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Роберто: Видите, какая у меня большая голова?
Томмазо: Это два разных образа мышления. Когда мы делаем коллекцию для Fay, мы знаем, что бренд из себя представляет, и что мы лично можем вложить в рамках его идеологии. Наш опыт отражается в нашем фирменном стиле. Я считаю, что мы придали Fay более женственный образ, и при этом сохранили традиции: например, исторический элемент fill jacket (ультратонкий пуховик. – Прим. ред.) появляется каждый сезон в разных вариациях.
Роберто:Можно сказать, что, куда бы ни пришли, мы разрушаем ту концепцию, что была до нас. Мы как гунны – «варвары в моде».

Роберто Римонди
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Томмазо Аквилано

Чем изначально вам был близок бренд Fay?

Роберто:Здоровая итальянская реальность. Это была мода, которую можно воплотить в жизнь, а не та, что уместна исключительно на подиуме.
Томмазо: Да, нам было интересно мыслить иначе, чем раньше. И господину Диего Делла Валле (президент компании Tod’s S.p.А., которой принадлежит бренд Fay. – Прим. ред.) невозможно отказать.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Сегодня в среде дизайнеров принято сетовать на то, что коммерческий подход к созданию коллекций мешает креативному процессу. Что вы можете сказать по этому поводу?

Томмазо: Наверное, жалуются те, кто не представляет, что значит делать действительно большое количество коллекций. Если для какого-то дизайнера 6 коллекций в год – напряженно, пусть попробуют сделать 12, как мы.Основная проблема в том, что понятие моды и роль дизайнера изначально интерпретируют неправильно. Да, это творчество, но это всегда остается работой. Странно жаловаться на собственную работу или на ее количество. А если дизайнер жалуется, наверное, эта работа не для него.

Если дизайнер жалуется, наверное, эта работа не для него.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

И все же, можно ли сохранить качественную креативную составляющую, работая в таких «конвейерных» условиях?

Томмазо: Уверен, что при большом количестве работы уровень креативности только повышается: чтобы оставаться интересным, нужно быть еще более критичным. Кроме того, мы не должны воспринимать термин «коммерческий» отрицательно по отношению к творчеству дизайнера: если дизайнер создает коллекцию, которую удается продать – это прекрасно! А если наоборот, то в чем успех?
То же самое можно сказать и об искусстве: если художник создает картину, и люди понимают его месседж – это успех. С одной стороны, сейчас вся система моды находится на пути модернизации, обновления, но, с другой стороны, такое ощущение, что больше говорят о скупке, чем о самой моде.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Томмазо Аквилано и Роберто Римонди

Насколько сильно вы прислушиваетесь к мнению байеров, создавая свои коллекции?

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Роберто: Частично приходится это делать. Возникает идея, начинаешь создавать коллекцию, а потом сталкиваешься с реальностью: нужно делать вещи, которые будут продаваться в разных странах – в России или в арабском мире, например. Женщина, где бы она ни находилась, остается женщиной. Культурные традиции важны, но, скорее всего, ее наряд будет зависеть от климатических условий.
Томмазо: Мы слушаем все, что говорят нам байеры, но надо уметь фильтровать и выходить за пределы того, что они просят. Если мы будем следовать дословно их требованиям, мы рискуем потерять идентичность, как это уже случилось не с одной маркой. Опять же нужно уметь объединять творческие способности с коммерческой жилкой.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Кстати, сейчас многие бренды ориентируют коллекции на разные этнические группы и регионы. Как вы относитесь к этому?

Роберто: Последнее время нас очень привлекает то, с какой скоростью развивается Восток. Все технологии у них, и когда есть такая энергетика, подкрепленная финансами, поколение очень быстро развивается. В России такое было 4–5 лет назад: в те времена здесь бурлила молодая энергия, которая сейчас немного притупилась. Наверное, нужно ждать следующую волну из Африки.
Томмазо: Тогда у нас будет возможность ходить в одних плавках!

Каково распределение ролей в вашем творческом тандеме?

Роберто: Творит у нас в основном Томмазо, а я тот, кто его «долбает», пока мне не понравится его работа.
Томмазо: Он тратит, а я подписываю чеки. На самом деле Роберто больше стилизует, а я создаю.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В чем, на ваш взгляд, преимущества и недостатки дизайнерского дуэта по сравнению с одиночным творчеством?

Роберто: Преимущество в том, что всегда есть зеркало – и отражение никогда не врет. В этом же и недостаток: нужно все время сталкиваться с реальностью.
Томмазо: Да, как в сказке «Белоснежка и семь гномов». Но рано или поздно это зеркало может разбиться: мы уже 18 лет работаем вместе, и не раз приходилось склеивать.

Коллекция Fay, весна-лето 2016
Коллекция Fay, весна-лето 2016
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Вы приехали в ЦУМ представить весенне-летнюю коллекцию Fay. Расскажите, для кого эта одежда?

Томмазо: Мы с Fay прошли разные фазы сотрудничества, которые были попытками возродить внимание к этому бренду. И сейчас достигли, чего хотели. Это одежда для зрелой женщины, которая хочет выглядеть молодо, но не смешно, по-спортивному, но без большого количества карманов, casual, но не слишком буднично. Современным занятым женщинам всегда сложно уделить внимание таким вещам, и когда кто-то говорит им, что надеть, это очень удобно.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Fay – это одежда для зрелой женщины, которая хочет выглядеть молодо, но не смешно, по-спортивному, но без большого количества карманов, casual, но не слишком буднично.

Есть ли у вас музы?

Роберто: Нет. Здесь можно говорить о целом современном поколении женщин. Я не хотел бы ограничиваться какими-то постоянными категориями: нужно иметь открытый взгляд на 360 градусов, чтобы вдохновляться окружающим миром.
Томмазо: Если мы будем ориентироваться на каких-то конкретных персонажей, это будет упрощенный подход, потому что их внешность – результат определенного стайлинга. Люди вокруг нас – это всегда богаче и интереснее. Кто-то из них может нас настолько поразить, что станет вдохновением на создание модели или целой коллекции. Я не хочу слишком впадать в философию: всем нам периодически нужно какое-то лицо, на которое можно ориентироваться, но прежде всего нужно попытаться интерпретировать самих себя.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Роберто Римонди и Томмазо Аквилано в ЦУМе

А вы можете назвать кого-то из современных русских икон стиля и звезд стритстайла, на которых вы бы хотели видеть вашу одежду?

Роберто: Наталья Водянова, Елена Перминова. По правде сказать, в Москве я видел немало девушек, которые одеваются и выглядят лучше многих итальянок.

Вы работали в брендах с большой историей, таких как Max Mara и Gianfranco Ferré. Где интереснее творить – в больших Домах или в молодом развивающемся бренде?

Роберто: Разницу ощущаешь, когда садишься в самолет. Когда летишь как креативный директор молодой развивающейся марки, сидишь в эконом-классе, а когда от крупного модного Дома, в бизнес-классе. А с творческой точки зрения интереснее развивать собственную марку, конечно.
Томмазо: Это две абсолютно разные вещи. Но всегда для тебя лично имеет большую важность то, что ты сам смог создать с нуля.

Загрузка статьи...